"Звёздные" войны. Второй эпизод

Кевин Спейси в сериале "Карточный домик": igromania.ru

Судя по новому судебному иску, "Спейсиада" продолжается. "Звёздные войны" в рамках "me too" становятся основой для новой юридической реальности.

Об этом сообщает Преступная Россия

Уверен, что эта история войдёт в учебники. Потому что дело не в "звёздности" участников, а в принципах подхода к "недоказуемым" делам 30-летней давности. Итак, чем порадует сторона обвинения в этот раз?

48-летний Энтони Рэпп наконец-то решил довести до суда "пьяный эпизод" на вечеринке 1986 года. Речь не идёт об изнасиловании и уголовной статье (иначе были бы следы — и никаких проблем), а только о "харассменте", поэтому процесс будет строиться на "психологической травме", о которой Рэпп вспомнил 34 года спустя.

Поймите меня правильно: дело не в моральном облике Спейси, который извинился перед Рэппом за "пьяную выходку", о которой даже не помнит. Речь идёт о доказательности обвинения в делах без улик.

Общество стоит перед выбором: либо юстиция (на волне политики) становится "служанкой политкорректности" (в её текущем понимании). И тогда — прощай, правовой подход.

Либо следует признать (в здравом уме и твёрдой памяти), что дела о "домогательствах", которые случились 30 лет назад, не имеют никакой судебной перспективы. "Слово против слова" никогда не станет базой для нормального судебного решения, где слово "жертвы" не должно иметь больший вес, чем словно обвиняемого.

Десятилетия спустя нет возможности привлечь свидетелей события, записи с камер наблюдения, провести экспертизы и вынести правовое решение.

Единственным "объективным" инструментом мог бы стать детектор лжи, но ни один нормальный суд не построит обвинение на его "показаниях".

Пока все стрелы в адрес Спейси — это "слово против слова". Сможет ли "политкорректность" заменить собой доказательную базу и ввести в судебную практику принцип "приоритетного доверия" к словам жертвы — покажет время. Но очень не хотелось бы.

Значение процесса против Спейси именно в этом: здесь "обкатывается" новый юридический подход к показаниям сторон. Последствия решения будут важны для всех.

Надо понимать, что любой "крен" в сторону большего доверия к одной из сторон — означает отказ от презумпции невиновности.

В этом специфика "старых" дел, когда нет материальных следов инцидента, нет свидетелей, нет даже сексуального проникновения, — а есть только две версии "неподобающего поведения" 30-летней давности. Одно неверное решение суда может изменить судебную практику на годы вперёд.

***

Кстати, интересно, что иск Рэппа — коллективный. Второй его участник — аноним. Видимо, наученный горьким опытом прошлого процесса, когда сам "потерпевший" отказался предоставить суду записи с телефона и тщательно их "потёр", — в этот раз сразу два истца вспоминают о "нежелательных сексуальных действиях", о которых молчали 30 лет.

В 2017 году, когда Рэпп впервые "вспомнил" о том, что 26-летний Спейси "подхватил его на руки" и куда-то там отнёс, "пострадавший" уже консультировался с юристами, которые ему объяснили, что у такого обвинения нет судебной перспективы.

Теперь нашёлся "напарник" и возможность подкрепить свои слова хоть какой-то сексуальной "фактурой". Якобы Спейси "несколько раз встречался" с неизвестным 14-летним актёром, который (судя по всему) продолжал свои визиты и неплохо себя чувствовал (иначе зачем ходить на свидания?)

Опять: слово против слова.. Но главное — в другом.

Если версия "жертвы" получит приоритет в суде, то можно ставить крест на объективном правосудии. Настанет эпоха политической юриспруденции, основанной на слове — "царице доказательств".

Общество, конечно, может подвергать кого-то остракизму, ссылаясь на "мнения" и "подозрения". Спейси — живой пример. Но если по этой дорожке двинется и суд, то это будет огромным ударом по праву в целом.

Уверен, что Энтони Рэпп отлично это понимает и ему придётся оплатить судебные издержки как проигравшей стороне.

Зачем же нужен процесс по недоказуемому обвинению? Скорее всего, суд для Рэппа — это форма трибуны, придающей его версии событий какой-то вес. Это возможность "подкрепить" слова публичностью (будто присяга в суде может быть аргументом). И здесь он постарается снять все сливки с роли обвинителя.

Удивительная вещь: Рэпп впервые "вспоминает" об эпизоде на пьяной вечеринке в 2017 году, через год после знакомства с Кеном Итифолом, нынешним мужем. И по странному стечению обстоятельств, подаёт иск против Спейси через год после официального обручения в 2019 году. Совпадение? Влияние супруга? Желание пополнить семейный бюджет? — Не знаю.

***

Что касается самих обвинений (переходя от судебной стороны к моральной сути дела)... Я бы сказал, что и здесь "дело Спейси" — тема для учебника.

Флирт и "сексуальное поведение" до сих пор — это "серая зона", где у общества нет (и не может быть) готовых решений. И это правильно, потому что в принципе невозможно регламентировать сферу жизни, которая строится на экспромте, интуиции, пробах и ошибках, на интуитивном и игровом поведении.

Не дай бог дожить до времён, когда мужчина будет спрашивать: "Разреши тебя поцеловать?" — "А ты точно в этом уверена?" — "Подожди, я включу видео-регистратор".. Флирт всегда останется в "серой зоне" риска, где обычно не действуют общие правила.

С другой стороны, "общественное мнение" не учитывает гендерный аспект в оценке "домогательств". И это большая ошибка.

А ведь 90% ущерба от харассмента — это психологическая травма. Как можно игнорировать гендер и сексуальную ориентацию, строя какое-то общее обвинение?

Согласитесь, что это разные вещи, когда 26-летний гетеросексуальный мужчина "подхватывает на руки" и относит в комнату 14-летнюю девочку. Или если это делает 26-летняя женщина с 14-летним подростком. (Это тоже возможно. А если это гей и для него "тесное" общение с женщиной — дополнительная травма?) Или если та же сцена происходит между 26-летним геем (Спейси) и геем-подростком (Рэппом)? Это всё — очень разные вещи. Меру "ущерба" невозможно мерить одной линейкой.

Нельзя вынести гендер и ориентацию — за скобки юридической оценки. Но пока этой традиции нет. У всех возможна "травма", но флирт мужчины с девочкой и флирт гея с "коллегой" по ориентации — нельзя оценивать без учёта специфики гендерного поведения и сексуального типажа. Весомость "травмы" — очень разная.

Все мы (так или иначе) исходим из личного опыта. Мой опыт подсказывает, что на месте Рэппа я не смог бы испытать никаких "страданий" от того, что симпатичный 26-летний парень (пусть и "под градусом") подхватил меня на руки с предложением интима. Да, это незаконно юридически. Но речь о другом.

С точки зрения ущерба, я не верю в эту "травму". Рэпп совершил каминг-аут в 18-лет, но геем (конечно) он был и в четырнадцать.

Социология подскажет (а "Queer as Folk" не даст соврать), что для огромного числа подростков-геев отношения с 26-летним партнёром представлялись бы не "травмой", а "мечтой". (И.С.Кон хорошо об этом пишет в главе "Первый сексуальный опыт — совращение или осуществлённая мечта?")

Геи раньше начинают "половую жизнь" (не в силу аморальности, конечно, а в силу доступности однополого секса). Геи более свободны в телесных контактах, потому что бытовая норма не ставит для них барьеров между мальчиком и девочкой. Наконец, геи намного свободнее в отношении к сексу без обязательств.

Такова реальность, какие бы моральные оценки мы ей ни давали:

"Согласно опросам Кинзи, 61,6% белых мужчин в США вступали в однополые отношения между 12 и 14 годами. В 52,5% случаев их первому партнёру было от 12 до 15 лет, у 14% — 16-18.

Средний возраст первого секса английских гей-подростков (в 1987—1991 годах) составлял 15,7 лет, а средняя возрастная разница с первым партнёром — один год. У 40% это был ровесник, у 60% — парень на 1−2 года старше или моложе. И 20% начали сексуальную жизнь с мужчиной на 10 лет старше себя".

Я привожу статистику не для того, чтобы "оправдать" подростковый секс (он прекрасно обойдётся и без моего одобрения), а для того, чтобы ещё раз сказать: я не верю в "травму" 14-летнего гея, который 30 лет "страдал" от того, что симпатичный парень "подхватил его на руки" и пофлиртовал — в меру своего "пьяного обаяния" (за что потом публично извинился).

Будь это девочка, был бы другой разговор. Но для гея (на мой взгляд) "травма" просто не-естественна. Дискомфорт? — возможно. Но не более. Поэтому уверен, что у Рэппа — отдельный интерес (далёкий от морального ущерба), о котором можно только догадываться.

***

Итак, предстоит удивительно интересный процесс, где будут решаться две важные вещи.

Возьмёт ли верх принцип "приоритетного доверия" к жертве (при "слове против слова") — над принципом презумпции невиновности. Сумеет ли политика потеснить основы доказательности, на которых стоит правовое общество?

И во-вторых, будет ли опять продемонстрирован упрощённый подход к оценке "ущерба" — без учёта гендерной специфики и сексуальной ориентации?

Прежний процесс провалился, поскольку доказать "страдания" 18-летней "жертвы" не удалось — и юный Уильям Литтл тихо "ушёл в несознанку", перестав сотрудничать с судом. Как сложится в этот раз? Посмотрим.

Я надеюсь на победу, — но не Спейси, а правосудия. Потому что приговор, основанный на слове как "царице доказательств" — может в итоге ударить по каждому.


Источник: “https://www4.kasparov.ru/material.php?id=5F6446756D3D0”