Депрессию будут диагностировать общие врачи поликлиник. Нужно ли это казахстанцам?

В конце 2019 года Минздрав в проекте нового "Кодекса о здоровье" предложил включить в первичную медицинскую помощь обследование (или скрининг, как это называют медики) на депрессию. Возможно, его внедрят уже в этом году.

Об этом сообщает Роспрес

В Казахстане нет официальной статистики по распространенности этого расстройства, но вот каким мнением поделилась семейный врач Елена Хегай. В 2016 году она с коллегами из Ассоциации семейных врачей Казахстана провела небольшое исследование по теме, которое показало, что депрессией страдают в среднем 20-25% взрослых пациентов, которые обращаются в казахстанские поликлиники.

Что представляет собой скрининг на депрессию? В некоторых странах пациенты общего врача при подозрении на депрессию заполняют анкету PHQ-9 (The Patient Health Questionnaire – Анкета здоровья пациента). PHQ-9 рекомендован ВОЗ как самый доступный инструмент выявления депрессии: он состоит из 9 вопросов, его легко найти в интернете. Есть даже бесплатные мобильные приложения PHQ-9, позволяющие самостоятельно следить за своим душевным состоянием.

Вероятнее всего, в Казахстане скрининг на депрессию будет выглядеть так же: если терапевт заподозрит депрессию у пациента, пришедшего с различными жалобами в свою поликлинику, тот должен будет заполнить анкету здоровья. По полученным результатам врач будет давать какие-то рекомендации. Подробной информации от Минздрава нет, как будут обучаться врачи общей практики, неизвестно. Бюджет, который будет потрачен на это новшество, ещё не сформирован.

Казахстанцы новость о будущем скрининге депрессии встретили неоднозначно. В социальных сетях некоторые пользователи к идее обследования на депрессию отнеслись с предубеждением, считая, что под скринингом может маскироваться карательная психиатрия.

Опасным новшеством скрининг депрессии посчитали и некоторые общественные организации. В феврале около 30 некоммерческих организаций, главным образом, связанных с защитой прав потребителей и с небезызвестным "Гражданским альянсом Казахстана", запустили петицию в адрес президента. В числе прочих изменений, описанных в проекте нового кодекса "О здоровье", организации также против "Постановки диагноза психического расстройства врачом первичной медико-санитарной помощи и закрепления размытых критериев в вопросе постановки психиатрического диагноза". Судя по всему, речь идёт о скрининге на депрессию. В петиции, однако, не объяснено, почему подписавшиеся против этих новшеств.

Психиатрическое сообщество Казахстана к идее существования у нас карательной медицины относится скептически. Николай Негай, психиатр и руководитель Республиканского научно-практического центра психического здоровья, рассказывает, что принудительное лечение назначить не так легко, как принято считать.

"Как минимум, должен быть синдром зависимости и поведенческие нарушения, представляющие опасность для окружающих. Выявленное заболевание разбирает соответствующая комиссия. К тому же должен представить своё заключение участковый инспектор, должны быть зафиксированы показания родственников пациента. Принудительное лечение в психиатрических организациях – это серьёзная процедура", – говорит Негай. По его словам, пациентов, опасных для окружающих, не более 1% от числа тех, кто состоит на учёте в психиатрической больнице.

Ещё одна причина непопулярности темы – непонимание казахстанцами того, что такое депрессия. Чтобы ни говорил ВОЗ о распространённости депрессии во всём мире, для нас это проблемы первого мира. Один из основных методов лечения депрессии – психотерапия, которая доступна не всем. Плата за часовой сеанс частного психолога или психотерапевта варьируется от 5 до 20 тысяч тенге. Это от 20 до 80 тысяч тенге в месяц, что довольно ощутимо для кармана среднего казахстанца с его медианной зарплатой в 106 тысяч тенге. Так и получается, что депрессия в Казахстане – болезнь среднего класса.

Дорогая психотерапия – результат, в том числе, дефицита специалистов в этой сфере. Всего в стране работает 9 государственных психотерапевтических кабинетов. Не хватает психологов в онкодиспансерах, приютах, центрах адаптации, школах, полиции. В штате Национального научного онкологического центра Нур-Султана один психолог и один психиатр приблизительно на 400-500 больных раком. В Алматы из-за нехватки специалистов психотерапевты частной практики нередко берут на себя бесплатную общественную работу: группы поддержки, консультации подростков, дежурство на горячих линиях. В маленьких городах специалистов, вероятно, в несколько раз меньше.

В 2018 году в Казахстане зарегистрировано свыше 2,5 тысячи случаев суицида. По мнению ВОЗ, это относительно большие цифры: мы занимаем третье место в мире в списке стран, которые публикуют такую информацию. Одной из главных причин суицидов является тяжёлая форма депрессии.

Эмоциональное здоровье пациента в отечественной системе здравоохранения всегда было прерогативой психиатра, к которому люди обращаются только при сложных и явных ментальных расстройствах – опять же, страх карательной психиатрии и негативный образ пациента психиатрического учреждения. Введение скрининга депрессии может стать началом медицинской традиции, когда терапевт будет уделять внимание и психическому здоровью пациента. Вместе с тем, это может увеличить интерес самих казахстанцев к культуре психологического здоровья. Культура психологического здоровья подразумевает в том числе, что человек сумеет поддержать себя морально в тяжёлых жизненных ситуациях, если у него нет возможности обращаться к специалистам.

Но благими намерениями вымощена дорога в ад. Самое главное в идее со скринингом депрессии – чтобы государственные поликлиники после спуска приказа на бумажке имели физическую возможность проводить эти процедуры. Не секрет, что в поликлиниках и стационарах есть проблемы с элементарным оснащением. После того как несколько лет назад врачам запретили ручное заполнение документации на бумаге, выяснилось, что во многих государственных медицинских учреждениях нет персональных компьютеров, принтеров и даже бумаги. А в конце прошлого года врачей центра кардиологии Павлодара уличили в многоразовом применении латексных перчаток, шприцов, скальпелей. Такая вот суровая реальность казахстанской системы здравоохранения.



Источник: “https://informburo.kz/mneniya/aigerim-tleubaeva/depressiyu-budut-diagnostirovat-obshchie-vrachi-poliklinik-nuzhno-li-eto-kazahstancam.html”