У Дустума в Мазари-Шарифе относительный порядок, даже в тюрьме кормят (заметки журналиста)

ВОССТАНОВЛЕНИЮ НОРМАЛЬНОЙ ЖИЗНИ В МАЗАРИ-ШАРИФЕ МЕШАЕТ НАСИЛИЕ

"Дайте мне еще раз полюбоваться красотами Балха". Пока наша машина петляла по улицам северного афганского города Мазари-Шарифа, новый министр энергетики и водоснабжения напевал строки из старой афганской песни. Мухаммед Шакер Каргар пел о месте, находящемся примерно в 22 километрах к западу, где в течение столетий, пока в 1220 г. его не разграбили монголы, процветал на зависть всему древнему миру большой город. Став базой для американских войск в антиталибовской кампании осени 2001 г., Мазари-Шариф вновь обретает свои прекрасные черты. Тем не менее, подобно местным лидерам на всей территории Афганистана, руководство Мазари-Шарифа рассчитывает на помощь международных организаций.

Эти организации обеспокоены ситуацией в Мазари-Шарифе, что, в свою очередь, беспокоит генерала Абдулрашида Дустума, этнического узбека, под контролем которого находится город. 25 июня, спустя несколько дней после начала столкновений между двумя соперничающими группировками в Сари-Пуле, в результате которых пострадали десятки человек, были разрушены дома и начались разговоры о выводе из города международных организаций, Дустум спешно покинул столицу и прибыл в Мазари-Шариф. Мы ехали вслед за кортежем Дустума, опаздывая на два часа, и достигли окраин города перед наступлением сумерек. Нас остановили часовые, которые проверили документы и, увидев Шакера, немедленно пропустили кортеж, что вызвало у нас смешанные чувства, поскольку дороги в регионе продолжают оставаться крайне опасными. По сообщению организации Human Rights Watch от 27 июня, семеро вооруженных человек ограбили 8 июня машину международной благотворительной организации, зверски изнасиловали одну из сотрудниц и избили еще одну женщину. 25 июня представитель ООН Мануэль де Альмейда э Сильва сказал журналистам, что многие организации отозвали женщин с работ, которые они выполняли на местах.

Как же может Шакер петь о прекрасных городах? Большинство жителей города, осуждая действия бандитов, считают, что благотворительные группы делают ошибку, спешно покидая Мазари-Шариф. "Это всего лишь отдельные преступления, совершаемые людьми, которые хотели бы создать плохое впечатление о нашей провинции в глазах всего мира", – сказал сторонник Дустума из бригады, охраняющей Мазари-Шариф. "Вывод международных организаций приведет к еще большему бандитизму. Тысячи обездоленных людей останутся без пропитания и крова". Представители местной власти, сплотившиеся вокруг Дустума, говорят о славном прошлом и считают, что преступления были совершены головорезами, не признающими легитимности Дустума и центрального правительства во главе с Карзаем. "Эти люди ненавидят Дустума за то, что он очистил провинцию от терроризма и разбоя", – сказал представитель местной власти, имея в виду организованные группировки, которые он не пожелал назвать. Шакер, тоже этнический узбек, с этим согласен. "Вся проблема в том, что генерал Дустум слишком мягок и терпим к некоторым представителям местного населения", – сказал Шакер.

Дустум обхаживает также и представителей общественных организаций. Его штаб-квартира находится в Шебаргане, недалеко от места массовых захоронений талибов. Мне пришлось ждать полдня, чтобы взять у него интервью, пока он принимал посла Германии и группу офицеров американского спецназа. Дустум осунулся и выглядел изнуренным, однако принял меня как почетного гостя. "Знаете, некоторым людям не нравится генерал Дустум, – сказал он. – Они недовольны, потому что я не фундаменталист. Я демократ. Я верю в то, что народ имеет право на свободу. Я верю в то, что женщины, например, должны иметь право открывать лицо в общественных местах, когда им захочется, что перед ними должны быть открыты двери школ. Эти люди против перемен, они вооружили своих сторонников и пытаются дестабилизировать ситуацию в регионе".

В то же время Дустум недоволен отзывами некоторых представителей международных организаций об условиях содержания пленников в тюрьме, расположенной неподалеку от Шебаргана. "Они оказывают на нас нажим, чтобы мы отпустили этих террористов, – сказал он. – Они говорят, что условия содержания этих людей недостаточно гуманны. Что на это сказать, сегодня обычные граждане в наших местах едят в лучшем случае раз в день, а иностранцы ожидают, чтобы мы обращались с заключенными как со своими лучшими друзьями". Дустум сказал, что давление со стороны международного сообщества заставило президента Хамида Карзая объявить об амнистии рядовых бойцов "Талибана". "Мы считаем, что рядовые граждане, служившие в рядах талибов, должны быть отпущены по домам без каких либо условий, – сказал Карзай 21 июня в своей инаугурационной речи. – В Афганистане не должно быть политических заключенных". Однако Дустум придерживается другой точки зрения. "Кто гарантирует, что они не вернутся и не примкнут к бандитам и вооруженным группировкам, не начнут терроризировать людей и не совершат терактов, как в Нью-Йорке?"

Подобно Карзаю и Шакеру, Дустум с большей охотой говорит о необходимости международной помощи, чем о вопросах внутренней политики. "В настоящий момент у нас нет горячей воды в университете Мазари-Шарифа, у нас нет горячей еды для беженцев, и в то же время в тюрьмах имеется и горячая вода, и горячая еда. О чем тогда речь?", – сказал он. Я видела некоторых из 1560 заключенных в центре для содержания под стражей, расположенном неподалеку от дома генерала. Камеры, показанные мне помощниками Дустума, кажутся достаточно чистыми и прибранными, на лицах заключенных нет следов физических побоев, и они не кажутся изнуренными от недоедания. Поскольку последние события прошли стороной, вначале их шокировало появление женщины, не носившей накидки и разговаривавшей на их языке. Вскоре ситуация прояснилась: некоторые афганские заключенные хвалили Дустума за гостеприимство, в то время как многие пакистанские и арабские боевики вовсе не собирались каяться в совершенных преступлениях.

Пытаясь превратиться из военачальника в политического деятеля, Дустум обнаруживает склонность к важным символическим жестам. В Мазари-Шарифе я впервые увидела молодых женщин на улице, с непокрытыми головами, на лицах некоторых была наложена густая косметика. В отличие от многих афганских командиров, Дустум подчеркивает, что женщины должны иметь свободу передвижения и самовыражения, и держит в своем личном саду нескольких павлинов, которые должны свидетельствовать о его утонченности. В то же время Дустум продолжает править Мазари-Шарифом как военачальник, что может затруднить получение им иностранной помощи, в которой, если верить его словам, он нуждается.

Дустум отклонил предложение Карзая занять пост вице-президента, предпочтя осуществлять патрулирование родного Мазари-Шарифа. Кроме того, он отказался от предложения Карзая провозгласить его героем Афганистана. "Все знают Дустума, – сказал он. – Я отказался от всех правительственных постов в Кабуле, потому что я нужен здесь. Пока не будет обеспечена безопасность для всех афганцев, я буду оставаться здесь, на севере. Север – ворота в Афганистан. Я буду здесь по меньшей мере еще 18 месяцев".

В город постепенно возвращаются торговля и хорошее настроение. Женщины на улицах разговаривают с продавцами. Шакер, министр энергетики и водоснабжения, сравнивает деловую активность за окнами резиденции Дустума с тем, что происходило в первые дни после прихода к власти талибов. "Это Балх, древний город, который невозможно покорить и который вновь возродится в своей былой славе".

Камелия ЭНТЕХАБИ-ФАРД – журналист, специализируется на освещении событий в Афганистане и Иране. В настоящее время по заданию EurasiaNet находится в Афганистане.